БЫЛ ЛИ РАСПРОСТРАНЁН ТЕРМИН БОГОРОДИЦА ДО III ВСЕЛЕНСКОГО СОБОРА 431 ГОДА? ОТВЕЧАЕТ ПРОФЕССОР СИДОРОВ А.И.

qHg4nDyM7ls

«Вопрос о том, когда появился сам термин «Богородица», в данном случае играет второстепенное значение, ибо и понятие единосущия, например, воз­никло сравнительно поздно, но оно, выражая саму суть православной триадологии, было принято Церковью, хотя и не без борьбы. Так и слово «Богородица» к пер­вой половине V века стало неотъемлемой частью право­славного Предания, поскольку «все древние Пастыри и Учители Церкви, когда только представлялся случай касаться лица Пресвятой Девы в связи с рассуждениями о Ее Сыне, как Богочеловеке, или прямо называли Ее Богородицею, или же эту мысль о Ней необходимо пред­полагали или подразумевали, когда по примеру того, как проповедовалось в символах, утверждали, что от Нее Бог поистине родился. [1]

Если все же коснуться этого второстепенного вопроса, то можно констатировать, что в III веке понятие «Богородица» уже было в ходу среди церковных писателей, и далее профессор пишет, – его употребляли св. Ипполит Римский и Ориген [7]. Указывается иногда, что названное понятие использовали преимущественно богословы александрийского направления, однако можно указать пример Антиохийского собора, состоявшегося накануне первого Вселенского Собора и определившего во многом догматическую деятельность его. В послании этого собора прямо говорится, что Сын [Божий] и Бог Слово, родившийся и воплотившийся от Богородицы Марии (ἐκ τ ῆς Θεοτόκου Μαρίας), страдал и умер, а затем восстал из мертвых и вознесся на небо. [2]

Но наиболее яр­кое доказательство того, что слово «Богородица» впол­не было приемлемо и (даже – от ред.) для антиохийцев, представляет послание предстоятеля Антиохийской церкви Иоанна (ум. 441-442), который был насельником того же монастыря, что и Несторий (св. Евпрепия), и также в 428 го­ду был избран на Антиохийскую кафедру [3]. Своему со­товарищу Иоанн пишет так: «В учении о спасении нас Христом, Царем всего мира, всего лучше употреблять слово, соответствующее Ему (подразумевается “Богородица”. —А. С.), употребляемое многими отцами и соответствующее истине спасительного рождения Его от Девы. Твое благочестие не должно отвергать этого как такого, в чем нет опасности. Не должно также думать, что неприлично говорить против самого себя», – и далее, – «Если ради этого рождения отцы называ­ ли Деву Богородицею, как и мы ныне называем Ее сим именем, то не знаю, для чего нам (извини меня за эти слова) еще приниматься за совершенно ненужное исследование этого догмата, к смущению, как видишь, самих себя и церковного мира? Для нас нет никакой опасности говорить и мыслить согласно с знаменитыми учителями Церкви Божией. Считаю излишним перечис­лять имена их; ты знаешь их не меньше, чем и каждый из нас, потому что и ты сам, и мы все считаем для себя за честь быть их учениками.» [4] Его четкая церковная позиция в отношении рассматриваемого вопроса по­казывает, что понятие «Богородица» было органичным и для антиохийского богословия.

Один исследователь проводит сравнение двух понятий ( “Единосущный” и “Богородица” – от ред.), подчеркивая, что слово «единосущный» было преимущественно богословским термином и не получило широкого распространения среди верующего народа; наоборот, термин «Богородица» служил выражением веры простого люда. (5)»*

«Данное наименование (Θεοτόϰος) широко употреблялось прежде всего в александрийской традиции (Ориген, Пиерий, свв. Петр Александрийский, Александр Александрийский, Афанасий Великий и др.), но оно также засвидетельствовано у св. Ипполита Римского, святых каппадокийских отцов, Евсевия Кесарийского, св. Епифания Кипрского. (6). По словам С. Смирнова, «на основании учения Нового Завета, где говорится, что Сын Божий родился от Девы, или от Жены (Лк. 1,31-35; Гал. 4, 4), древние отцы и учители выражали ясно мысль, что Мария родила Бога Слово, что, следовательно, Она есть Богородица, хотя этот термин не вдруг вошел в церковное употребление: в первом и во втором веках мы его не встречаем». Но в IV веке он становится общеупотребительным.(7)»**
———————
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

* – Сидоров А.И. – Святоотеческое наследие и Церковные древности; // Том I, с. 185-187;
** – Сидоров А.И. – Святоотеческое наследие и Церковные древности; // Том III, с. 326-327.

1) Сильвестр (Малеванский), архим. Опыт православного догма­тического богословия (с историческим изложением догматов). Т. 4. СПб., 2008. С. 114.
2) См.: Athanasius. Werke. Bd. 3,1. Urkunden zur Geschichte des aria nischen Streites. Hrsg. Von Hans-Georg Opitz. Berlin; Leipzig, 1934. S. 39.
3) О нем см.: Scipioni L. I. Nestorio e il concilio di Efesa. Milano, 1974.P. 195-299.
4) См. русский перевод: Деяния Вселенских Соборов. Т. 1. СПб., 1996. С. 188-190.
5) См.: Bethune-BakerJ. F. Nestorius and His Teaching: A Fresh Examination of Evidences. Cambridge, 1908. P. 13.
6) См.: Lampe G. W. Н. A Patristic Greek Lexicon. Oxford, 1978. P. 639.
7) См.: Смирнов С. Терминология отцов Церкви в учении о Боге // Прибавления к изданию творений святых отцев в русском переводе. Ч. 35.1885. С. 572-573.

Поделиться I It's only fair to share...Share on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Share on TumblrShare on LinkedInEmail this to someonePrint this page

Рекомендуем Вам прочесть:

Top