Свт. Семиоен Фессалоникийский (Солунский) — Двенадцать глав или членов, содержащих в себе единую христианскую веру нашу

О_молитве

Двенадцать глав или членов, содержащих в себе единую христианскую веру нашу

Истинная и единая христианская вера наша, превосходящая ум и слово потому самому, что она есть правая и единая вера, истиннейшее исповедание превосходящего разум единого Бога в Троице, хотя и неограниченна, однакож кратко объемлется в сих главах, которые должно исповедывать всякому христианину, право верующему и желающему спастися. Эти главы некоторые называют и членами веры, или началами и основаниями. Их насчитывается двенадцать, во образ Апостолов Христа, невечернего Солнца, и оне приводят право верующего к нескончаемому веку славы Его. Из них три главы о Святой Троице, в честь самой Троицы, которая, будучи вечною, есть причина всего; шесть о воплощении Слова, – и это также удивительно: в самом деле, сие Слово, будучи единым от Святой Троицы и единичным, стало сугубым ради нас и потому-то имеет сугубую троицу глав; а еще три главы о совершении (домостроительства), в честь также безначальной Троицы, которая, сотворив все из ничего, все благо содержит и всем мудро управляет.

1. Первая глава о том, что Божество – едино по естеству, а не множественно, что Оно едино по силе, власти, вседержительству и господству.

2. Вторая – о том, что сие Божество имеет три Лица, а не одно, хотя едино и нераздельно по Божеству, что всецело должно исповедывать три Лица, или ипостаси, или свойства, – не более. Из сих же трех одно не рожденное: ибо Оно безвиновно и не происходит из чего либо, будучи единою причиною происходящих из Него довременно и безстрастно; другое рожденное – от Того нерожденнаго; а третье исходящее – также от Того безвиновного и нерожденного. Нерожденное и безвиновное называется Отцем, рожденное – Сыном, а исходящее – Духом Святым: Они нераздельны, довременны и вечны. Но Троица – не три Бога, или три Господа, но один Бог, один Господь, как воспевают и Ангелы: «свят, свят, свят Господь Саваоф?» (Ис.6:5): поелику едино и нераздельно естество триех, одно существо, одна сила, одна слава, одно хотение, одно изволение; и сии три суть един триипостасный Бог, одно начало и действенная сила всего, подобно тому, как одно сияние солнца, луча и света, или один блеск и теплота огня, отражения и света, или одно изволение ума, слова и духа.

3. Третья глава – о том, что сея Троица есть содетель всего, сотворивший все, как духовное, так и чувственное, видимое и невидимое, из ничего, произведший все во времени, когда восхотел, между тем, как прежде совершенно ничего не существовало – ни вида, ни материи, но все произведено из ничего. Сей Бог в Троице, будучи Творцем, есть вместе и Промыслитель всего существующего, то есть, Отец с Словом и Духом, как говорят Пророки и научает Евангелие.

4. Четвертая – о том, что ради промышления о нас Бога в Троице, благоволением Отца и содействием Духа, Слово, пребывая неизменным и непреложным по Божеству, безстрастно и неистечно соделалось ради нас плотию, приняв от Святой Девы совершенное естество наше: одушевленное тело, соединенное с разумною и желательною душею, – для освящения всецелого человека; таким образом единичный стал сугубым, и есть един – совершенный в двух естествах.

5. Пятая – о том, что Слово безсеменно родилось от Девы, не познавшей мужа, сохранив ее до рождения, в рождении и по рождении Девою.

6. Шестая – о том, что Оно пострадало за нас плотию, было распято и умерло добровольно (впрочем, не Божеством, так как оно безстрастно), потом душею, как Свободитель душ, низошло во ад, а телом было погребено, между тем, как Божество не разлучалось от святой Его души, равно как и от тела.

7. Седьмая – о том, что Оно своею властию тридневно воскресло и много раз являлось ученикам.

8. Восьмая – о том, что после сорока дней от возстания Его, Оно вознеслось на небеса в виду учеников и возсело одесную Отца, явив свое неразлучное и собственное тело единославным испокланяемым.

9. Девятая – о том, что Оно опять приидет с неба на землю со славою Отчею и откроет рабам своим царство свое, а для нечестивых и грешников – праведное осуждение и наказание.

10. Десятая – о том, что Оно воскресит все естество наше, так что души соединятся с прежними телами, в которых жили, а не с чуждыми, для воздаяния за дела жизни; и тела наши будут нетленными.

11. Одиннадцатая – о том, что Христос будет судить живых и мертвых, по своим божественным законам, и что неверных и неправедных Он осудит, а благочестивых и праведных прославит.

12. Двенадцатая – о том, что имеющая наступить за тем жизнь будет вечная, так как естество «свободится от… истления в свободу славы чад Божиих», – как говорит Апостол (Рим.8:21); и не будет уже потом изменения. Посему неправедным и нечестивым, вместе с демонами, будет вечное наказание, как говорит Господь (Мф.25:41); а благочестивым и праведным – вечная и безконечная жизнь, и наслаждение, и царствие со Христом, которое и да получим, по милости самого Иисуса Христа, Сына Бога живого и Бога нашего, мы – православно верующие во имя Его и почтенные сим (именем), и содержащие веру Его до конца не поврежденною и непоколебимою, молитвами Богородицы и всех Ангелов и Святых Его.

Эти-то изложенные теперь двенадцать глав веры, называемых также членами (потому, что оне суть какбы начала и основания веры, объемля собою, как сказали мы, все вероучение), содержат в себе и священный и божественный символ, изложенный прежде тремя стами осмнадцатью Отцами в Никее и потом, спустя не много, законченный ста пятидесятью святыми Отцами в Константинополе, запечатленный и возвещенный и прочими пятью вселенскими святыми соборами, яснейшим образом исповеданный также просиявшими среди сих священных соборов святыми Отцами. Его-то вместе с ними и мы исповедуем, по благодати Христа. Содержит он прямо первую главу, что един Бог, един Господь – Отец с Сыном и Духом: ибо и Отца называет Богом, и Сына – Богом от Бога, и Духа Святаго – Господом; именует Троицу единосущною, Отца – единославным Сыну и Духу, и сих вместе – и вечным, и Вседержителем, и единым Творцем, равно как и Пророки называют Богом Отца с Словом и Духом, и Ангелы в трех свято-пениях воспевают одного Господа. Потом с особенною ясностию возвещает он вторую главу, что сей единый Бог, будучи Троицею в Лицах и единицею в Божестве, есть Отец, и Сын, и Святый Дух, и что Отец не рожден и безвиновен, но есть единый Виновник (происходящих) от Него; что Сын рожден прежде веков от Отца и есть единосущный, Свет от Света, Бог от Бога; и Дух Святый – Господь, животворящий, от Отца исходящий; что едино естество и предвечная слава Их, одна сила и поклонение трех: ибо (символ) говорит о Духе: «иже со Отцем и Сыном спокланаема и сславима». Излагает он учение и третьей главы, что Троица есть Содетель, осуществивший и сотворивший из ничего все видимое и невидимое; почему Отца называет Творцем небу и земли, и всем; о Сыне говорит: «имже вся быша»; а Духа именует животворящим, так как Он совершил, и животворит, и содержит все. Потом же, возвещая относящееся к воплощению Слова, символ подтверждает согласием четвертую главу, что Слово воплотилось от Духа Святаго и Богородицы Марии. Называет также ее Девою, утверждая пятую главу, что Слово и прежде, и во время, и после рождения, сохранило ее Девою; называет также Слово воплотившимся и вочеловечившимся: поелику Оно, будучи единичным Словом, стало сугубым ради нас, приявши тело, одушевленное душею разумною и желательною, и соделалось единым в двух совершенных естествах. Проповедует и шестую главу, что Оно плотию распялось за нас и пострадало, также умерло и было погребено; и седьмую, что Оно тридневно воскресло; и восьмую, что вознеслось на небеса и село одесную Отца. Свидетельствует и девятую главу, что по совершении (домостроительства) Оно паки с неба на землю приидет со славою; привносит и десятую главу, что Оно будет судить живых и мертвых. Потом говорит: «чаю воскресения мертвыхъ», подтверждая одиннадцатую главу о воскресении наших собственных, а не других тел, по соединении их с нашими душами. Излагает и двенадцатую главу о вечном наказании и царстве, говоря: «и жизни будущаго века, аминь». Таковые-то содержит божественный символ члены, относящиеся к умозрительному любомудрию во Христе: но он любомудрствует и о деятельном во Христе любомудрии, которого составляет он превосходный нравственный член, поучающий нас и ведущий ко спасению. Так он говорит о низшествии нашего ради спасения Господа, чтобы мы подражали Его жизни и спаслись; возвещает Его страдание и смерть за нас, чтобы мы подражали Ему; говорит о Его воскресении и жизни, для внушения нам истинной надежды на Него; и о том, что Он имеет приити судить все, – для возбуждения в нас ожидания Господа, готовности и внимательности в здешней жизни; говорит и о том, что будет вечная жизнь, – в надежду блаженства и страх наказания. Чрез это (символ) очищает (весь) трехчастный (состав) души нашей; и во-первых, ее мыслящее (начало) – благочестивым исповеданием Троицы и воплощения Слова, и преданием крещения; потом раздражительное (начало) – напоминанием вочеловечения и спасительного страдания Слова, поучая нас чрез это смирению, а также кротости и терпению; наконец, желательное – провозвестием воскресения и вознесения Его, а также пришествия со славою и вечной жизни, (с тою целию), чтобы мы, возбуждаемые желанием сих благ, старались право ходить для получения их. И, так как семь главных добродетелей: смирение, нетщеславие, нестяжательность, пост, целомудрие, терпение и долготерпение; и семь противоположных им грехов – гордость, тщеславие, сребролюбие, блуд, нерадение и гневливость: то священнейший символ отвергает грехи и возбуждает нас к добродетелям. Так он побуждает нас к смирению – исповеданием сошествия с небес и воплощения Бога Слова; к нетщеславию, говоря о Его вочеловечении; тем же самым побуждает к нестяжательности, посту и целомудрию: ибо Вочеловечившийся не имел, где главу приклонити, и постился, и был девственником и целомудренником, и родился от Девы, и учил девству; к терпению – тем, что Он и был кроток и смирен сердцем, и перенес поношения; наконец, к долготерпению тем, что Он и был предан, и распят и умер за распинателей, и во время страдания молился за них. Посему этими исчисленными добродетелями Спаситель низложил и всякий грех; именно смирением – гордость, от которой (происходят) неверие и богохульство; уничижением – тщеславие, от которого раждаются неистовство, зависть и убийство; нестяжательностию – сребролюбие, от которого воровство, коварство, ложь, неверие и предательство Бога и братьев; постом – чревонеистовство, от которого (происходят) пьянство и все злые страсти; девственностию – блуд, от коего бывает всякая скверна и удаление от Святаго Бога; терпением – безпечность и малодушие, откуда – безнадежность, неблагодарность, омрачение ума и отчаяние души; наконец, долготерпением сокрушает гневливость и демонское неистовство против братьев, откуда всякая злоба, вражда, ненависть, убийство и уничтожение трех высоких и главнейших добродетелей, то есть, надежды, веры и любви, которые три – в честь Троицы – всецело соединяют имеющего их с самим Богом в Троице и возводят к обожению. Посему и мы, братие, будем очищать правою верою наше мыслящее (начало), и, освящая добродетелями, и особенно благородными – мужеством, благоразумием, справедливостию и разсудительностию, в которых заключаются и прочие, как главнейшие, так и все вообще добродетели, вместе с мыслящим, раздражительное и желательное (начало) поведем к безстрастию, и будем жить всецело по Христе, содержа в себе истинную веру и жизнь Христа, да возлюбим Христа и помышляем о Христе; да будем храмами Христа, благовонием Христу и освященными во Христе, чтобы на веки удостоиться безсмертной жизни, славы и царствия самого Христа. Ибо Ему, Христу, Сыну живого Бога, подобает всякая слава, честь и поклонение, со безначальным Его Отцем и животворящим Духом, во веки веков. Аминь.

Поделиться I It's only fair to share...Share on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Share on TumblrShare on LinkedInEmail this to someonePrint this page

Рекомендуем Вам прочесть:

Top