Выписка из Преосв. Софонии Сокольского — Несторианизм и первоначальная судьба его

episkop_novomirgorodskij_sofroniya

Выписки из труда Преосв. Софоним Сокольского — “Исторический очерк несторианизма от его появления в 5 веке до настоящего времени» из главы «Несторианизм и первоначальная судьба его”

Несторианизм и первоначальная судьба его. — Происхождение несторианизма.— Сущность ереси—-Появление её в Церкви. — Пpотиводейсnвие распространению ереси со стороны Кирилла, apхиепископа Fлександрийскаго.— Осуждение ереси на поместных соборах римском и александрийском.— Упорство Hecтopия в своем заблуждении, вызвавшее собор вселенский. — Осуждение ереси на вселенском эфесском соборе. — Смятение в Ефесе по прибытии туда Иоанна. — Недовольство многих решением собора, и следствия онаго. — Ослабление несторианства на западе и усиление на востоке. — Едесская школа, как средоточение несторианства. — Закрытие школы. — Появление несторианизма в Персии и открытие новой школы. — Появление нетсорианизма в Персии и открытие новой колы. — Особенная услуга Варсумы в деле несторианства.

————————-

  Несторианизм, или несторианская ересь возникла по вопросу о соединении во Христе двух природ, Божеской и человеческой, и обязана не только именем, но и основным пунктом своего неправославного учения Hecтopию, бывшему в Константинополе патриархом, в первой половине V столетия. [1]  

Неправомыслие Hecтория относительно означенного догмата, без всякого сомнения, занесено им было с востока, из Антиохии [2], и сделалось гласным в Константинополе, вскоре по вознесению его на престолъ. Несторий утверждал, что Дева Mapия была и есть Христородица, а не Богородица, потому что рожденный Ею Христос не есть Богочеловек (Θεάντρωπος), а только Богоносец (Φεοφόρος; Φεοδόχος), не есть Бог истинный, a только Еммануил,—с нами Бог [3], что соединение во Иисусе Христе двух природ, Божеской и человеческой, есть не более, как соприкосновенное (χατά σινάφειαν), но отнюдь не ипостасное (χατ´ ύπόστασην); т.е. рожденный Mapиею Христос, имея свою отдельную личность человеческую, воспринял в Себя Бога-Слова, но таким образом, что воспринятый Бог, обитая в  человеке- Христе, как в храме, действовал совокупно с воспринявшим [4], но не соединялся с Ним своею Божественною природою так приискренне, чтобы составлять с Ним одно лицо Богочеловека, тем паче не рождался с Ним, не страдал и не умирал [5]. И как природа Бога-Слова, соединившись с природою человеческой Христа не сливалась с нею в одно естество: так и личности Божеская и человеческая, соприкасаясь одна к другой, оставались, каждая, при своей природе, такъ что во Иисусе Христе две природы и два лица,—два Сына и два Христа, один Бог от Бога, другой человек от Матери [6], соединенные между собою не единолично, а единозрачно, и не существенно, а только нравственно [7].       

 Новое учение, касательно столь важного предмета, произвело большое смятение, сначало в Константинополе, а потом и во всей Церкви; но на востоке, между приверженцами Феодора мопсуестского, уроками коего (в Антиохии) пользовался и сам Несторий, оно принято было с большим сочувствием, и сделалось исключительным предметом разсуждений и словопрений, направляемых большею частью в поддержание и защиту неправославного мудрования. Таким образом неокрепнувший мир Церкви снова был нарушен, и мятущаяся Церковь видимо стала делиться как бы на два стана.

  Чтобы успокоить встревоженные умы, Кирилл, патриарх александрийский [8], написал очень много писем, с изложением неправомыслия Несториева, и разослал их к разным лицам, начиная с императора Феодосия и цариц, а в том числе, два отправлены были и к самому Несторию. Поясняя православное учение вселенской Церкви, как о соединении двух природ во Христе, так и о том, в каком смысле Церковь именует пресвятую Деву Богородицею, он всячески старался вразумить заблуждавшаго мудрователя и наставить его на путь истины. Но самомечтательный и коварный Несторий, отвергая всякое вразумление, упорствовал въ своемъ лжемудровании, и, упрекая самого Кирилла в неправославии, во всех своих письмах и пред всеми старался выставить его человеком дерзким и неученым [9]. Кирилл, по предварительном снесении со всеми епископами востока, и особенно Македонии, обратился въ Рим, и препроводив к Келестину, римскому епископу, беседы, говоренныя Несториемъ въ Константинополе, а также и учение о тайне воплощения Сына Божия, доселе содержимое вселенскою Церковию, просил его изложить письменно свое мнение, надобно ли ему (Кириллу) продолжать общение съ Несиорием и после того, как тот упорствует въ своемъ заблуждении и решительно не хочет оставить его, или навсегда прекратить с ним всякое сношение, с требованием того же и от других [10]. Современно с Кириллом, неоднократно писал в Рим и Несторий, препроводив туда же при одном из своих посланий и самыя поучения (в подлиннике), въ коих извращалось древнее верование Церкви относительно столь важного догмата. Чтобы расположить въ пользу своего мудрования римского иерарха, Несторий всячески старался исказить в своих посланиях учение, существовавшее доселе в Церкви, перемешивая его православный положения с самыми нечестивыми и противными вселенскому верованию.

 Но римский иерарх понимал дело. Одобрив Кирилла особым посланием за его ревность и православный образ мыслей, в тоже время, он собором осудил Нестория, и в ответном к нему послании, дал ему десять дней на размышление по возникшему вопросу, и на отречение от своего учения, как богохульного. Но Несторий остался непреклонным. Это послужило поводом к тому, что вслед за римским собором, созван был такой же в Александрии. Еретическое суемудрие и здесь, как в Риме, было всеми отвергнуто и осуждено, и Несторий извещен был о том особым посланием от лица собора. Послание заключало в себе изложение православного учения о лице Иисуса Христа, и именно, о соединении в Нем двух природ во единой ипостаси, с присовокуплением двенадцати выводов, содержащих в себе столько же еретических и нечестивых мыслей, или заблуждений, относящихся к главному вопросу и надлежащих отречений и проклятий. Они предложены были Несторию для произнесения над ними анафемы, а потому и известны под именем анафематств. Но и это не привело дела к желаемому исходу.

   Надменный [11] Несторий сильно упорствовал въ своемъ заблуждении. Поддерживаемый не только многими изъ царедворцев императора Феодосия, но и самим Феодосием, тогда еще непонимавшим сущности возбужденного вопроса, он с таким презрением отнесся к епископам, присланным к нему с посланием от александрийского собора, что даже не допустил их к себе, а на двенадцать анафематств соборных, [Несторий] отвечал таким же числом своих анафематств, утверждая, что все те, кои не согласны с его верованием, неизбежно впадают в заблуждение аполлинаристов и ариан, а потому и подлежат анафеме. Оставалось разгоравшуюся прю решить вселенским собором, и этот собор, известный под именем третьего, созван был и открыть в Ефесе, по повеленио императора Феодосия младшего, в 431 году.

   Собравшиеся из многих стран епископы (их было более двухсот) долго не решались приступить к делу. Причиною сего было то, что Несторий всеми силами, противился открытию собора до прибыли в Ефесс Иоанна архиепископа Антиохийского, в коем, как соотечественнике, он думал иметь поборника и защитника своих мнений. Но Иоаннъ медлил в пути намеренно, о чем и дал знать собору, с присовокуплением—не ждать его долее и не отлагать соборных совещаний. Вследствие сего, отцы собора тотчас же, по полученные от императора грамоты, коею созывался собор, открыли, под председательством Кирилла, соборные действия, и, несмотря на упорство Нестория явиться в собрание, осудили его еще до прибытия в Ефес Иоанна, — осудили, как лжемудрователя, и заблуждение его предали анафеме.

 Известно, какое смятение вновь возникло в самом Ефесе, когда прибыль туда непрямодушный Иоанн со своими епископами, и заявил—протест противу осуждения Нестория, в его отсутствие и без всяких сношений с ним. Вражда его по преимуществу обращена была на Кирилла, и стоила сему последнему временного заключения. Но и после того, как Иоанн уже примирился с Кириллом и подписал (спустя три года) определение соборное, возникшее в Церкви зло не прекратилось. Грозная анафема (собора и самыя преследовала, со стороны гражданской власти, всех держащихся осужденного мнения, казалось, более служили к и ожесточению заблуждавших, чемъ к усмирению их и вразумлению.

 Лишь только сделалось известным о постановлении собора и об осуждении Нестория, сосланного в заточение в Ивис, один из отдаленных ливанских городков, — многие из епископов заявили свое недовольство на решение соборное, и, протестуя противу определения, старались обвинить в неправославии Кирилла, председателя собора. В числе недовольных собором были: Феодорит Кирский, писавший против 12 глав Кирилла, с поношешем и обвинением самаго Кирилла [12], Александр Иерапольский, Мелетий мопсуетский и другие. Примеру их последовали целые области в Сирии и Месопотамии, которые, как скоро узнали, что Иоанн, архиепископ Антиохийский, бывший прежде на стороне Нестория, согласился с Кириллом и подписал определение, тотчас же отложились от зависимости антиохийского престола. Да и в самом Константинополе несторианизм не только не таился и не замолкал, но и открыто действовал, небоязненно являясь пред самое лице властей, церковной и гражданской. По свидетельству Евагрия, константинопольские нестоpиaне, узнав о смерти Нестория (онъ умеръ въ 440 году уже в Елефантине, лежавшей за пределами Фивской области), необинуясь требовали от императора Маркиана перенесения останков его из Египта в Константинополь [13], и на четвертом вселенском соборе с настоянием утверждали, что Несторий не подлежит анафеме, как человек невинный и святый. [14]

Впрочем, строгий эдикт, изданный императором, вскоре после халкидонского собора, разсеял возмутителей общественной тишины, и многие из главных агитаторов несторианизма, как-то: Феодори [15] Кирский, Елладдий Тарсийский, Андрей Самосатский и другие, смирились пред положительною угрозою императора, и иные из них только наружно, а другие наружно и внутренно пристали к стороне православия, догматизированнаго на соборе ефесском. Вслед за сим несторианизм видимо стал ослабевать на западе, но зато не ослабевал он, а напротив разрастался и крепнул на востоке, где сочинения Дюдора Тарсийского, Феодора мопсуестского и особенно упомянутого Феодорита, несмотря на то, что сим последним написаны были и опровержения на свои прежние мнения, с осуждением их, как неправославных, сильно поддерживали настроение умов в пользу Нестория.

  Но на всем востоке, нигде так не был поддерживаем несторианизм, как в Едессе. Основанное здесь персидскими христианами училище, служило сначала убежищем, а потом исходным пунктом учения Несториева. Вообще, нигде с такою энергиею и постоянством не было действуемо в духе противоборствия Кириллу и определению ефесского собора, как здесь, особенно, когда во главе училища стали два непримиримых противника Кирилла, священник Ива и монах Фома Варсума. Едесский епископ Равула, <…>, ревностный союзникъ Кирилла, воздвиг на несториан сильное гонение, и действуя за одно с Акакием, епископом милитским, всенародно предал анафеме не только Несторий, но и предтечей его—Диодора и Феодора. Сметливый и решительный Ива,<…>, открыто возсталъ противу определени своего епископа, Следствием сего было то, что едесское училище, по повелению императора Зенона было закрыто, а Ива и все наставники школы изгнаны из пределов епархии едесской. Но и эта мера ни к чему не послужила, а только открыла несторианству больший простор.

  Изгнанные из Едессы наставники возвратились в свое отечество, в Персию, и там явились первыми сеятелями зловредных плевелов, давших впоследствии такой обильный плод, а скорая кончина Равулы (436 г.), доставившая Иве, противнику его, епископскую в Едессе кафедру, извратила весь ход сего дела на востоке. Лишь только Ива вступил на едесский престол, как тотчас же возстановил закрытое училище — только не в Едессе, чтобы явно не идти вопреки императорскаго указа, а в Хузистане; и это-то училище вскоре сделалось наилучшим орудием к развитию и проведению, во все слои восточных народов, несторианских лжемудрований, распространившихся теперь по всей Сирии и Месопотамии, тем с большею свободою, что и Варсума, товарищ Ивы по наставничеству и изгнанию, был уже епископом низибийским.

  Долговременное пребывание Варсумы на низибийском престоле [16] и близость его к персидским повелителям были причиною, что ему досталась злополучная доля сделаться ревностнейшим ратоборцем и распространителем еретического мудрования, и таковым же врагомъ и гонителем православия. Зная непримиримую вражду и ненависть персидских царей к византийским императорам, Варсума внушил персидскому берозу, современнику Ираклия и Зенона, объявить несторианство верою обязательною для всех христиан его царства, чтобы чрез это пресечь частые и тесные сношения их с православным Константинополем. Но как многие из христиан персидских, и по обнародованию указа не хотели изменить своим православным верованиям: то вслед за тем открылось, на всем пространстве владычества персов, жесточайшее гонение на всех православных, с твёрдостью противостоявшихъ обольщениям и угрозам несчастной ереси. Этою-то безчеловечною и кровавою драмою, доставившею православию более 7000 мучеников, несторианство приоберло господствующее положеше в Персии, и стало твердою ногою на всем востоке.

Но Варсума оказал и еще услугу несторианству. Изменив во многом догматические заблуждения Нестория [трудно согласиться с автором, не во многом — ред.], он ввел новые каноны и постановления в церковную практику, и тем ускорил, с одной стороны, решительное отпадете несторианства от вселенского православия, а с другой,—образование этой ереси в отдельную и самостоятельную “Церковь”, что и случилось вскоре по его смерти.

___________________________________

  1. Несторий преемствовал Сисинию, вступив на его кафедру в 438 году, и патриаршествовал всего три года, а со включением времени пребывания его в Ефесе, — четыре.
  2. Неправославное учение о соединении двух природ во Христе, открылось в первый раз в Африке, около 426 года. Виновником его там признается французский монах Лепорий, бывший потом священником в Карфагене. Но нельзя думать, чтобы Несторий, сделавшись патриархом, заимствовал это учение от лепория. Вопрос о соединении двух природ во Христе, уже трактуем был между учеными востока, когда Несторий был еще в Антиохии, и решение его подготовлялось в Едесской школе и в сочинениях Феодора, Диодора и Феодорита, поборников несторианизма. Думати должно, что там, если не вполне обраовалось в Несторие это мнение, то подготовлены данные, чтобы на основании их сделать окончательный вывод
  3. Послание Кирилла к Несторию об отлучении. Деяния вселен. соборов Том. 1 пунк. ;. стр. 443.сн.учение Нестория против анафем Кирилла Т.1.стр.461. и друг
  4. Послание Кирилла к Несторию об отлучении. Деяния вселен. соборов Том. 1 пунк. ;. стр. 445. Подчеркнутые слова (курсив) и выше и здесь взяты из самых актов, на кои делается ссылка
  5. Начерт. церк. ист. отд. 1.1848. стр. 291
  6. Деян. вселен.соб. Т.1. Исторические сведения о третьем вселенском соборе, стр. 294.
  7. Так обыкновенно определяют главный пункт или сущность заблуждений Нестория, на основании современных ему исторических фактов. Сюда принадлежат, первее всего, послания к разным лицам самого Нестория, в коих он старался уяснить и отстоять свое мнение, потом, послания кирилла, изобличавшего и доказывавшего неосновательность убеждения своего противника, как пред ним самим, так и пред многими; затем, разные акты, заявленные на третьем вселенском соборе, от разных лиц против Нестория, и наконец деяния сего собора, положительно осудившего не только богопротивное мудрование, но и самого мудрователя. Между тем, в несторианских богослужебных книгах, учение об образе соединения двух природа во Христе представляются…
  8. Нельзя не заметить особенного и как бы преднамеренного действия премудро-благого Промысла в защищении и утверждении истинного учения о лице Иисуса Христа, и в опровержении ложных понятий, возникавших о Нем в разные времена Сильный словом и делом Кирилл является противу Нестория точно также, как и великий Афанасий противу Ария, и блаженный Августин противу Пелагия.
  9. Деян. вселен. собор. Т.1. стр.296
  10. Послание Кирилла к Келестину ,епископу римскому
  11. Известно горделивое слово, которое Нестория высказал по свидетельству Сократа, в письме к Феодосию II: “Государь, очисти империю от еретиков, я дам тебе царство небесное. Помоги покорить мне врагов Церкви, я помогу тебе восторжествовать над персами.”
  12. Начерт. ц. истор. отд. 1. изд. 7, стр. 250 и 251
  13. Evagr. Hist. Eccles. 1.1, 2-7
  14. Dictin. Encyclop, par Goschler. XVI. 1862. p. 77
  15. Феодорит, еще до окончания собора, принес раскаяние пред отцами собора в том, что держался несторианизма и враждовал противу святителя Александрийского, вседствие чего тогда же и был прощен и принят в общение с православными, но его долго смущало, что собор предал нестория анафеме. Известно, что Несторий, по строгости жизни своей, многими из восточных не только был чтим и уважаем, но и признаем за святого.
  16. Варсума сделался епископом в 435 году и епископствовал до 489; следственно 54 года. Долго епископстсвовал и Ива едесский и присутствовал также как и Варсума, на четвертом вселенском соборе, участвуя в заседаниях собора. Под шестнадцатым деянием собора есть и его подпись.
Поделиться I It's only fair to share...Share on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Share on TumblrShare on LinkedInEmail this to someonePrint this page

Рекомендуем Вам прочесть:

Top